№14 (316) 16 апреля 2007 года

Мертв ли пермский рок-н-ролл?

№14 (316) 16 апреля 2007 года

Кажется, что любые рассуждения на тему смерти рок-музыки

уже давно обрели характер чего-то пошлого.

Однако тема пермской рок-музыки не может не быть интересной для нашей газеты.

С момента выхода нашей предыдущей публикации на тему рок-музыки прошло немало времени. Что же изменилось в пермском роке? Или он настолько же консервативен, как и все, что происходит в нашем городе? Размышлениями мы попросили поделиться с нами одного из наиболее авторитетных и опытных на сегодняшний день действующих рок-музыкантов нашего города, Сергея ДЮКИНА, лидера группы «Ганс Пфалль».

Музыканты улиц и дворов

– Существует ли рок-музыка в своем прежнем виде?

– Я действительно считаю, что все разговоры о смерти рок-н-ролла давно обесценились. За ними ничего определенного не стоит. Дело в том, что сейчас рок-музыка занимает меньшую долю в «масскульте», нежели в 60-80-е годы. Так ведь это и хорошо. Это означает, что рокеры в большей мере являются тем, кем они были изначально, – музыкантами улиц и дворов, подворотен и дешевых баров. Рок – это низовая, не побоюсь этого слова, народная субкультура. Просто на определенном этапе дельцы шоу-бизнеса сумели обуздать эту музыку, закатать в упаковку и удачно продавать долгое время. И в числе прочих они продавали немало и потрясающих, и даже гениальных музыкантов. Есть таковые и сейчас. Но ведь большей-то частью продается всякая дрянь. Большая часть сегодняшнего так называемого альтернативного рока (не понятно, чему и кому он альтернативен) – к искусству никакого отношения не имеет.

«Мало уметь играть»

– А как, по-твоему, обстоят дела в Перми?

– О Перми скажу следующее. Разговоры о том, нужен ли кому-то пермский рок или не нужен и почему, бесперспективны. Эта музыка нужна тем, рядом с кем она создается. Она нужна тем, кто приходит на концерты и слушает записи. Впрочем, последних намного меньше. Ведь опять же раскрутка зависит не от качества музыки и не от «пробиваемости» музыкантов. Рынку нужны десятые или сотые доли процента от того, что существует в рок-музыке. И всем никак не удастся продать себя. И дело не в том, как кто играет. Сегодняшние молодые пермские группы, между прочим, почти все умеют владеть инструментами на вполне приличном уровне. Но это не дает им никаких преимуществ. Таких, как они, в каждом более менее крупном городе десятки.

Иногда говорят, что мало уметь играть, мол, многое зависит от того, что играть. Согласен. Думаю, что «интересность» материала, его новизна первична по отношению к технике. Бегать по гитарному грифу можно научить многих, а вот создавать по-настоящему талантливую музыку могут единицы. Но и от качества материала выход на большую сцену не зависит напрямую. В 90-е годы в Перми существовала потрясающая группа «Муаб-галш», думаю, что их с уверенностью можно ставить в ряд с лучшими «командами» России, были очень интересные группы «Хмели-сунели», «Танцы на траве», «Лаос», «Вершина всего». И где они? Кто из них уехал в Москву и стал выступать на стадионах или хотя бы в столичных клубах? Единственная пермская команда, которая покинула город и чего-то добилась на российской сцене, – это «Greenuar». Уехало еще несколько музыкантов, но каждый из них по отдельности. Из нашей группы, кстати, тоже двое музыкантов живут сейчас в Москве.

Как живете, господин Ганс Пфалль?

– Как поживает твоя группа «Ганс Пфалль»? (Группа названа в честь героя одного из рассказов Эдгара По, который улетел на Луну – прим. ред.).

– После их отъезда «Ганс Пфалль» впал в глубокий кризис. Я думаю, что мы до сих пор из него не вышли. Хотя всегда надеюсь, что именно с сегодняшнего дня дела пойдут «в гору». В связи с потерей такой мощной ритм-секции, которую они составляли, из группы как-то незаметно ушли и остальные музыканты.

Сейчас «Ганс Пфалль» – это мы с Александром МЫШЛЯВЦЕВЫМ и барабанщик Валерий ВЕЙНСБЕРГ. Пока все полны надежд и оптимизма.

Однако сейчас для нас или, по крайней мере, для меня, характерно иное представление о сути своей музыкальной деятельности. Мечты о стадионных концертах уступают место упорному желанию создавать то, что еще никто не сочинил и не сыграл.

«Мы не товар массовой культуры»

– Ваш новый альбом «Резус-фактор и ты», кажется, действительно несколько отличается от предыдущей программы «Усы».

– «Резус-фактор и ты» вызвал диаметрально противоположные отклики. Кто-то однозначно заявил, что это лучшее, что мы сделали. А некоторые вежливо пожимали плечами или открыто утверждали, что подобная ерунда у нас еще не получалась. Дело в том, что при сведении материала я использовал принцип наименьшего вмешательства. Некоторые композиции сознательно перегружены в плане аранжировки. Самому мне этот альбом пока еще нравится. А вот два предыдущих («Ганс Пфалль» и «Усы») мне слушать уже давно наскучило.

– Получается, что «Ганс Пфалль» готов отказаться от концертов и от всякого внимания публики, уйдя целиком в себя?

– Если кто-то хочет уйти в себя, он может сидеть в своей комнате и пить водку или смотреть телевизор. Творчество в любом случае предполагает наличие объекта, то есть того, кто прочитает, услышит, увидит то, что ты сделал. Внимание публики необходимо. Мы не хотим стать товаром «масскульта». Это не интересно. Сегодня «звезда» – это не исключительная личность, а упакованный товар. Так что, извините, мы предпочтем заниматься чем-то более живым и настоящим.

КОММЕНТАРИИ

Новости НеСекретно
Рассылка