№28 (478) 24 июля 2010 года

Чего и сколько?

№28 (478) 24 июля 2010 года
На пожаре в Центре им. Грабаря пострадали художественные ценности из Перми.

15 июля произошел пожар третьей категории сложности (по пятибалльной шкале) во Всероссийском художественном научно-реставрационном центре им. Грабаря (ВХНРЦ). Погибли двое спасателей. Тушили пожар с площадью возгорания 2 тыс. кв. м 65 единиц спецтехники, даже три вертолета. Но особый характер этому событию придает уникальная миссия центра.

Именно с ним сотрудничают многие российские музеи, услугами его экспертов и реставраторов пользуются российские антиквары. Именно с ним были связаны и несколько громких событий последних лет.

Череда несчастий

Говорят, что пожар – лишь очередное звено в цепи постигших центр несчастий. В одну череду с этим пожаром ставят громкую историю с выселением центра из занимаемых им помещений в Кадашах, ныне переданных РПЦ. Затем многолетний скандал с поддельными произведениями искусства, изрядно подкосивший российский антикварный рынок и непосредственно ударивший по репутации экспертов центра.

Пожар же спровоцировал самые смелые фантазии. Всерьез обсуждают версию поджога. Кто-то считает, что целью его могла быть провокация со стороны недоброжелателей центра. Кто-то, напротив, полагает, что пожар был устроен чуть ли не с целью сокрытия хищений произведений искусства и уклонения от возможной проверки, которую якобы собиралось провести Минкультуры.

Филькины грамоты

Так издатель каталогов «Осторожно: подделка» Владимир РОЩИН резко вы-сказался, что в центре «давно надо было навести порядок» и что «государственное учреждение превратилось в частную лавочку с взятками». Рощин отметил, что до июля 2010 года центр выдавал не экспертизы, а «филькины грамоты», так как пользовался бланками упраздненного агентства по печати и массовым коммуникациям. На обращение с просьбой разобраться Минкультуры лишь ответило, что выявило в центре «некоторые нарушения».

Это мнение, впрочем, разделяют немногие. Большинство участников арт-рынка и музейных работников сочувствуют как центру, потерявшему здание и оборудование, так и самим себе. Ведь на момент возгорания в центре находилось около 1,5 тыс. предметов искусства, принадлежащих музейным собраниям и частным лицам. О том, сколько из них пострадало, судить пока сложно. Первоначально в СМИ количество исчислялось десятками и чуть ли не сотнями.

Официальная версия событий была озвучена представителем Следственного управления СКП по Москве Сергеем МАРЧЕНКО и с тех пор не изменилась: причиной возгорания стал ремонт кровли, при котором использовались паяльные лампы. Идет речь о халатности руководства центра, нанявшего на работу неквалифицированных рабочих, о нарушении правил безопасности или о роковой случайности, СУ еще предстоит разобраться. В первых двух случаях центру придется нести ответственность за все потери. А Минкультуры – делать выводы. Ведь речь идет о человеческих жизнях и произведениях искусства музейного значения, оценивающихся в миллионы долларов.

Плачь – не плачь

Пока следователи гадают, что стало причиной возгорания и кто виноват в этом бардаке, стало известно, что погиб фотоархив, техническое оборудование, пятиметровая картина Джорджа Доу «Александр I на коне» (музей Московского Кремля), а также сгорел русский ковер XIX века из усадьбы Федора Тютчева «Мураново». От знамени XVIII века из музея Переславля-Залесского осталось три куска. Серьезно обгорела икона «Житие Стефана Пермского» из Сыктывкара конца XVII века. Но самое главное – сгорели иконы из Перми.

Саму ситуацию в Пермской художественной галерее комментировать отказались. Единственный человек, кто может точно сказать, «чего и сколько», – главный хранитель Татьяна СЫСОЕВА – от встречи с нашим корреспондентом отказалась, сославшись на чрезмерную занятость. Исполняющая обязанности директора ПГХГ Нина КАЗАРИНОВА также ничего не смогла внятно объяснить. В краевом министерстве культуры лишь разводят руками. Похоже, что о пожаре чиновники знают лишь из СМИ. Поэтому приходится только гадать. Вполне возможно, что пострадали экспонаты, предназначенные для вывоза в Лион в рамках культурной программы «Год России во Франции». Среди «65 единиц хранения» 38 деревянных пермских богов

(22 из них – из постоянной экспозиции), 13 икон и 14 предметов из драгметаллов и ткани. Директор ПГХГ Надежда БЕЛЯЕВА, помнится, сказала: «Отправка экспонатов из любого музея – вещь волнительная. Это как будто прощание навсегда. Мы все плакали».

Похоже, что придется плакать еще раз.

КОММЕНТАРИИ

Новости НеСекретно
Рассылка