№35 (186) 13 сентября 2004 года

Уход патриарха

№35 (186) 13 сентября 2004 года
Не стало Льва Футлика. В это невозможно поверить…

Кажется, что Лев Иудович был всегда и будет вечно. Его всклокоченная седая шевелюра, его торопливые пробежки и энергичная жестикуляция, его азарт в спорах и глубокое задумчивое молчание – все это стоит перед глазами, не давая забыть неординарного и противоречивого человека.

Окончив ГИТИС (курс одних из самых лучших мастеров Алексея Дмитриевича Попова и Марии Осиповны Кнебель), Лев Иудович не пошел традиционной дорогой и не стал очередным режиссером какого-нибудь областного театра. Футлик пошел на телевидение. Возможно, так проявилось жгучее желание попробовать себя в чем-то необычном – в те времена телевидение только начинало свое триумфальное шествие.

Но театр – это такая приманка, которая всегда тянет к себе. Не удержался и молодой режиссер телевидения – создал театральный коллектив, который впоследствии стал первым народным театром в Перми, получив название «Народный театр молодежи». Последнее слово названия весьма характерно для судьбы и занятий Футлика – он всегда ставил на молодых и ждал от них чего-то нового и необычного.

…Начались годы экспериментов. Футлик надеялся, что не испорченные профессией любители, пришедшие в театр по велению души, смогут уйти от той тошнотворной имитационной правды, что заполонила сцены страны «победившего социализма».

…Вспоминаю наш институтский курс. Лев Иудович был нашим мастером и постоянно грозился отчислить то одного, то другого «за профнепригодность», но… Никого не отчислил наш «громовержец», всех довел до госэкзаменов и выпустил в свет.

Список учеников Футлика не уместится на газетной полосе. Его воспитанники работают на телевидении, в творческих учебных заведениях, на административных долж-ностях.

Особая роль принадлежит Льву Иудовичу в создании Театра юного зрителя, основой труппы которого стали воспитанники «Народного театра молодежи». И если сейчас ТЮЗ далеко ушел от актерских приемов, которые культивировал режиссер Футлик, то в основе театра лежит весомый «камень», заложенный нашим «патриархом».

Особенностью Футлика-профессионала была невероятная увлеченность делом. Когда его охватывала идея, он не замечал ни времени, ни усталости. Его всегда привлекали невыполнимые задачи, ему казалось, что он может то, чего не удалось никому. Так, увлекшись пьесой Блока «Роза и крест», выпустил спектакль, который не смогли «одолеть» во МХАТе.

Кто-то из писателей сказал, что «жизнь любого человека – это кладбище нереализованных надежд». Жизнь Льва Футлика в этом смысле не стала исключением. Работая в эпоху «регламентации и идеологически-стыдливого отношения к действительности», художник искал между тем, что хотелось сделать, и тем, что было позволено. Постепенно эта трещина пронизала все существо мастера.

Но Футлик был всегда выше того, что удалось, и происходило это из-за того, что его задумки были огромной «высоты» – никто не мог добраться до их «вершины». Жаль, что мы, его ученики, не всегда соответствовали этим устремлениям и творческим порывам.

Уход Льва Футлика – страшная потеря для подвижников, людей, живущих «одной, но пламенной страстью». Сегодня – время прагматиков, знающих, за сколько и когда можно продать искусство и себя. А ведь завет Станиславского «Любите себя в искусстве, а не искусство в себе» – по-прежнему в силе. Хорошо, Лев Иудович, что вы нам показали иной образ мысли, другой слой души, в котором бьют чистые «ключи» по-детски ясного, не замутненного «житейской мудростью» сознания!

КОММЕНТАРИИ

Новости НеСекретно
Рассылка