№15 (667) 12 апреля 2014 года (PDF)

Космические легенды Прикамья

№15 (667) 12 апреля 2014 года

Как отразилось освоение космического пространства на Пермском крае и что оставило после себя? Самое время вспомнить как об известных, так и малоизвестных подробностях исторических событий, уже становящихся легендой.


12 апреля незаметно стал рядовым календарным праздником. С годами исчез энтузиазм первых лет «космической эры», когда каждый школьник знал по именам весь отряд космонавтов. И всё же в Перми и сегодня немало людей, отмечающих День космонавтики как свой профессиональный праздник, несмотря на то, что от земли они отрывались максимум на высоту полета пассажирского авиалайнера.

 

Пряжка Татищева

 

Пожалуй, самой известной темой, связывающей Пермский край и высокие  орбиты, стало случившееся 19 марта 1965 года приземление космического корабля «Восход-2» с космонавтами Павлом Беляевым и Алексеем ЛЕОНОВЫМ. При возвращении на Землю отказала система ориентации, и садиться пришлось на ручном управлении, и не в заданном районе, а в глухих лесах, в 150 километрах от Соликамска. Алексей Леонов рассказывал, что этот район они выбрали именно за безлюдность, хотя могли сесть и ближе к цивилизации: в Харькове, Казани или Москве. Но это было опасно, и в итоге в буквальном смысле слова свалившиеся с небес космонавты невольно стали основателями главного пермского «космического» фольклора, подарив местным жителям право чувствовать некую причастность к космическим полетам. Еще бы: к космонавтам в ту пору относились как к живым легендам, а кусочек парашюта от спускаемого аппарата, взятый на месте посадки, и вовсе хранили как реликвию.

 

Героев космоса, вызволенных после двухсуточного сидения в заснеженной тайге, тут же удостоили званий почетных граждан города и попутно переименовали Казанский тракт в шоссе Космонавтов, улицу Ишимбаевскую – в улицу Беляева, а Таллинскую – в улицу Леонова.

 

На месте посадки, в окрестностях деревни Басим, в память исторического события в 1968 году установили 6-метровый титановый обелиск, который пожелавшие остаться неизвестными благодарные потомки стибрили где-то в 1999 году, и, по всей видимости, сдали на металлолом.Пять лет спустя администрация Усолья установит другой памятник – с барельефами космонавтов, прямо на берегу Камы, возле автомобильного моста. На открытие приедет сам Алексей Леонов и оставит на цементной подушке оттиск своей ладони и личную подпись. В 2011 году на месте посадки памятник тоже восстановят, но уже не титановый, а из черного мрамора. К слову, Алексей Леонов будет нередко приезжать в Пермь и в один из очередных визитов, в 2000 году, сделает городу замечательный в своем роде подарок: серебряную бляху для ремня с гербом Татищевых, подаренную ему потомком основателя Перми Алексом ТАТИЩЕВЫМ, обучавшим американских астронавтов русскому языку. Правда, куда дальше судьба в лице чиновников городской администрации определила подарок, неизвестно по сию пору...

 

 

Зато мы делаем ракеты

 

Участие Перми в работах по космической теме начиналось как минимум в 1958 году, когда правительство приняло решение о развертывании в СССР ракетного производства. Специально для принятия решения по этому вопросу в Пермь приехали Леонид Брежнев с Дмитрием Устиновым, и в том же году в окрестностях Перми, в поселке Новые Ляды, начинается строительство предприятия «Нефтегаз». Позднее его ненадолго переименуют в Ново-Лядовский агрегатный завод, и в конце концов остановятся на названии «Протон-ПМ». Вскоре предприятие уже выпускает первые двигатели РД-214 для межконтинентальной баллистической ракеты Р-12 и ее «гражданского» варианта «Космос». Ракету, кстати, начинает выпускать Завод им. Ленина, позднее добавив в

свой ракетный ассортимент еще и другую МБР – РТ-2, в разработке которой участвует и КБ главного конструктора Михаила Цирульникова из Перми, а налаживать ее выпуск приезжает сам Сергей Королёв.(Обе ракеты можно увидеть на открытой

площадке музея ОАО «Мотовилихинские заводы» и у здания НПО «Искра».) А «Нефтегаз» тем временем готовится к выпуску двигателя РД-253, для новой тяжелой ракеты, разрабатываемой как МБР для мощных ядерных боеголовок и как ракета-носитель для вывода на орбиту тяжелых военных грузов. Практически вся советская программа орбитальных станций, от «Салюта» до «Мира», и современная программа МКС, программа лунных и марсианских исследований, работа системы Глонасс держатся на использовании «Протонов» с пермскими двигателями.

 

Фильтры, сплавы, провода...

 

Но «Протон-ПМ» и Завод им. Ленина – только самые крупные пермские предприятия, связанные с ракетно-космической тематикой. Всего на советский и российский космос работали не менее 19 пермских заводов, и не менее 200 тысяч человек, участвовавших еще в создании первых «Востоков», – тут и Камский кабельный завод, и Завод аппаратуры дальней связи. Выделившиеся в самостоятельные производства ПЗХО и КБМаш (теперь НПО «Искра») поучаствовали, кроме всего прочего, и в создании многоразового космического корабля «Буран» и ракеты-носителя «Энергия». Именно их появлению пермяки должны быть благодарны за строительство новых жилых микрорайонов на Молодежной и Вышке II. Работали «на космос» Пермский телефонный завод, Завод им. Калинина (ПО «Инкар») и приборостроительный завод. А Соликамский магниевый завод в свое время создал магниево-циркониевый сплав, из которого были отлиты корпуса луноходов, впервые исследовавших поверхность спутника Земли.

 

Отметился в космических разработках и не особо известный в ту пору Республиканский инженерно-технический центр порошковой металлургии, руководимый академиком Российской академии наук Владимиром АНЦИФЕРОВЫМ. Они умудрились создать для разрабатываемого в СССР многоразового космического корабля (позднее его назовут «Бураном») специальные фильтры для грузового отсека. Как выяснилось, среди уже известных материалов, подходящих по техническим параметрам для космического челнока, ничего дельного не нашлось, не спасли ни высоколобые столичные интеллектуалы, ни разведка.

 

Выход подсказали пермяки, да не просто выход, а перекрывающий заданные параметры с десятикратным запасом. Следом за «Бураном» фильтры использовались и на других космических аппаратах, а после прописались и на земле. Правда, говорят, истинные изобретатели этой технологии так и не дождались наград от государства.

 

Украденная гордость

 

Кстати, спускаемый аппарат «Восхода-2» – не единственный космический аппарат, приземлившийся в пределах Пермского края. Мало кто знает, но 25 марта 1961 года в окрестностях деревни Фоки, что на 20 километров восточнее Чайковского, опустился «Спутник-10», который являлся проходящим последние испытания космическим кораблем «Восток». Следующий такой же полетит через 18 дней и станет известным всему миру – гагаринским. А в приземлившемся в Чайковском районе вернулись на Землю манекен «Иван Иванович», выводок лабораторных мышей и собака Звездочка. История с этой посадкой настолько неизвестна, что вокруг нее появляются настоящие легенды: так, в Ижевске даже установили памятник собаке-космонавту с припиской, что-де приземлилась она в Воткинском районе Удмуртии. Получилось, как с памятником пельменю: как и приоритет коми-пермяков на это вкусное блюдо, приземление хвостатой космонавтки присвоили ушлые удмурты. 

 

КОММЕНТАРИИ