на главную страницу
содержание номера
информация о газете форум ПОархив номеров ПОпоиск по сайту

№40 (191) 18 октября 2004 года | Строительство
Константин Демин

Почему в Прикамье дорогое жилье?

Выбор жизненного пути одним-единственным человеком привел к тому, что главный пермский застройщик массового жилья оказался на грани банкротства.

Было в Перми предприятие, которое включало в производственный цикл абсолютно всю цепочку – от архитекторов и производителей стройматериалов до строителей и монтажников. Оно называлось ППСО, и создано было для того, чтобы строить жилье. Никаких иных задач у предприятия не было. Благодаря такой узкой специализации, жилья строили много (до 220 тыс. кв. м в год, для сравнения – сейчас в городе всеми строителями сообща возводится около 70 тысяч) и по очень низким ценам. То есть почти 90% всего пермского жилья возводилось ППСО.

Возглавлял предприятие Алексей КОРОВНИКОВ. С задачами, поставленными перед ним, справлялся, потому и получил звание заслуженного строителя. Вполне заслужено, надо отметить.

А сегодня ППСО в таких объемах больше строить не может. О нем и знают-то только специалисты. На слуху строители треста № 14, ОАО «Камская долина».

В постсоветский период произошла трансформация целей, появились совсем другие ценности. Раньше строили, чтобы удовлетворить нужды трудящихся, сегодня – чтобы удовлетворить спрос на рынке. Чем спрос выше, тем дороже можно продать жилье.

Таким, как ППСО, на рынке места нет – они могут обрушить цены за счет объемов. Хотя нет, наверное. Уже не могут. Утеряны технологии, кадры.

Сейчас обладминистрация приглашает осуществить то, с чем ранее справлялся ППСО, такие же московские структуры. Все отличие варягов от пермских строителей лишь в месте прописки да в том, что они сохранили (или наработали) технологии массовой застройки доступного панельного жилья. Пермяки, соответственно, потеряли.

Почему так случилось?

В середине 90-х годов была создана Ассоциация пермских строителей, в которую вошел и бывший руководитель ППСО Алексей Коровников в качестве исполнительного директора (сегодня он уже ее председатель), потому что в Перми никто больше, чем его предприятие, не строил. Казалось, опытнейший менеджер-управленец способен был удержать предприятие на плаву в смутное время становления дикого рынка. Но почему-то самый крупный застройщик Прикамья теперь находится в плачевном состоянии, и почему-то ориентация на дешевое жилье парадоксальным образом (парадоксальным – потому что в рыночных условиях в первую очередь богатеют производители, ориентированные на массовый спрос) оказалась губительной для ППСО. В результате в пермском регионе сейчас самый дорогой по сравнению с соседями квадратный метр – около 17 тыс. рублей.

Какую роль в этом сыграла Ассоциация строителей и Алексей Коровников?

Вот что говорит нынешний директор холдинга ППСО Владимир НАГОВИЦЫН:

– Ассоциация пермских строителей объединила многие строительные предприятия, но работы никакой не проводилось. И сегодня мы наблюдаем не только уменьшение объемов строительства, но и стагнацию строительного комплекса.

Отдельные предприятия, входившие в ассоциацию, преследовали свои узкие цели по выживанию. В ассоциацию входили в основном все строительные организации нашего «Главзападуралстроя». Потом, видя бездействие этой организации, они начали выходить из нее. ППСО не сотрудничает с ассоциацией уже несколько лет.

От ППСО на сегодняшний день остался только очень усеченный холдинг. Выведены все непрофильные активы, жилые фонды переведены в муниципальную собственность, и т. д. Если раньше ППСО за год сдавало в строй около 200 тыс. кв. м жилья, то сегодня – 20-22 тыс.

За этими осторожными высказываниями кроется следующее. Ассоциация создавалась для того, чтобы лоббировать интересы строителей в структурах исполнительной власти. Однако доминировали в ней те, кто, во-первых, уже имел выходы на властные структуры. Во-вторых, ведущие партии в ассоциации принадлежали строителям дорогого штучного жилья, заинтересованных в том, чтобы в городе не было конкурентов в нише массового жилья. Их в принципе не устраивала та ценовая планка, которая задавалась ППСО, что, наверное, с точки зрения конкурентной борьбы, нормально.

Ненормально то, что в результате пермяки лишились возможности приобретать дешевое жилье.

Так, из строителей в Ассоциацию входили, например, ОАО «Камская долина», «Трест № 14». «Камская долина» в тот период, да и сейчас – самая, пожалуй, активная коммерческая структура, работающая в этом сегменте рынка. Она доминирует до сих пор. И эта доминанта прослеживается во всем: тот, кто все время с властью общается, естественно, получает какие-то преференции. Но что такое преференции для строителей?

Сегодня, когда есть определенный рынок кредита, для строителей первое дело – земельные участки в местах, которые будут пользоваться спросом. Все остальное они решат и сами. Так вот, Ассоциация лоббировала интересы именно этих структур, а не ППСО. И Алексей Коровников, используя свой авторитет и положение, почему-то им в этом помогал. Не наиболее приспособленному для выполнения этой работы, к тому же, родному предприятию, а другим. Почему?

Дело в том, что в рыночных отношениях главное – получение прибыли. Цели трансформировались. В том числе, видимо, и у за-служенного строителя. Такое бывает, винить в этом никого нельзя. Строители, которые создали эту ассоциацию, достигли сегодняшних результатов (экономических, финансовых, политических) за счет слабейших, за счет тех пермяков, которые не могли и не могут осилить покупку дорогостоящего жилья. И гигантская и неповоротливая структура ППСО не выдержала, развалилась, хотя именно она давала львиную долю более-менее доступного жилья. Нынешние руководители ассоциации преследовали выгоду. В том числе и Алексей Коровников. В этом, повторимся, ничего плохого нет. Таковы законы рынка, каждый делает свой выбор. К чему мы все это говорим? К несчастью, не к тому, чтобы реанимировать ППСО.

Чьи приоритеты?

Вот что получается: цена квадратного метра в каждом регионе формируется самостоятельно. Когда в Пермь приехали москвичи и увидели, что цены на материалы и механизмы примерно те же, что и в столице, и труд, в общем, мало чем отличается, зато цена квадратного метра значительно ниже, то они сказали: «Ну, зачем здесь мучиться, когда в Москве мы это делаем совершенно спокойно!». Наш регион их по большому счету не заинтересовал.

Однако нам здесь жить, и если мы будем как-то проблемы строительства решать, то хотелось бы, чтоб рынок был представлен самым разным жильем – дорогим и дешевым, панельным и кирпичным, и т.д. И поэтому необходимо, чтоб на рынке присутствовала структура, которая бы перекрывала недорогой сегмент.

Суть очень простая: если мы не будем поддерживать застройщиков массового и дешевого жилья, то никто за нас это делать не станет. Следовательно, и цены на жилье никогда не упадут, если не будут внедрены механизмы поддержки таких застройщиков. И тут не только личные интересы должны учитываться, но и общегородские.

Владимир Наговицын:

– Строительная отрасль в Перми, по сути, уже развалилась, и если вдруг пожелать вновь начать массовое строительство, в первую очередь панельное, то мощностей для этого уже не хватит. А потребность есть. На сегодняшний день в городе 20 000 семей стоят в очереди на квартиру.
Первая полоса
Индекс
Монополия
Диагноз
Страхование
Корпорация
Решения
Инвестиции
Мнение
Обзор рынка
Капитал
Строительство
Культура
Спорт
Политкомикс
 

Copyright © 1999-2003. "Пермский ОБОЗРЕВАТЕЛЬ". Все права защищены.
Перепечатка и использование материалов, опубликованных в газете, без письменного разрешения редакции запрещены. Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, представляемой рекламодателями.

карта сайта