№5 (455) 13 февраля 2010 года

Кто-то бродит по Перми

№5 (455) 13 февраля 2010 года
Герои минувших дней боятся нового бунта.

Социальная напряженность в Пермском крае заметно выросла – только в Перми с начала года прошло около десяти митингов и пикетов. Наиболее массово граждане протестуют по поводу ЖКХ. Понятно, почему: монетизация льгот, рост тарифов ударили по самому чувствительному месту – кошельку. Общественники и даже депутаты все чаще выступают с резкими заявлениями, статьи во многих СМИ делают их все больше похожими на «Пермский обозреватель». Но есть ощущение, что в этом супе чего-то не хватает. На митинги приходят от силы 30 человек, милиции на них больше, чем протестующих. Так есть еще порох в пермской пороховнице, или после «бунта пенсионеров» зимой 2005 года он окончательно отсырел?

Все кончится данью Чечне

Чтобы разобраться в этом вопросе, мы обратились к наиболее активным участникам событий пятилетней давности, «почетным революционерам» Пермского края, ныне обретающимся кто где может. Первым, естественно, был Роман ЮШКОВ, когда-то во главе толпы ворвавшийся в мэрию Перми с возгласом к чиновникам: «Расступитесь! Народ идет!». Через пару дней благодарный народ на эспланаде натурально отбил Юшкова у пытавшихся его задержать милиционеров. Однако первый политзаключенный Прикамья эпохи капитализма, заливший своей кровью холл на «губернаторском этаже» в краевой администрации из-за неосторожного обращения со стеклянной перегородкой, был весьма пессимистичен.

По мнению Юшкова, гражданская пассивность не является особенностью исключительно Пермского края, а свойственна россиянам вообще. Они склонны к патернализму и слепой вере во власть. Как бы ни издевалась последняя над населением, оно до последнего верит в «царя-батюшку», «авось у них совесть проснется» и так далее. Чтобы довести народ до крайности, нужен одномоментный и очень наглый повод, каким в 2005 году стало массовое выбрасывание стариков из общественного транспорта.

Но если всплеск и случится, по поводу участия в нем Юшкова посещают большие сомнения. По его мнению, страна стала таким колоссом на куриных ножках, настолько прогнила изнутри, что стучать по ней кулаком страшно – а вдруг развалится? И будет тогда Чечня до Ростова-на-Дону, и платить ей дань мы будем живыми девками. В общем, один лидер отпал.

За столом чего бы и не порулить?

Другой герой пятилетней давности, экс-председатель пермского молодежного «Яблока» Юрий БОБРОВ («Это все Бобров! Бобров во всем виноват!» – брызгал слюной тогдашний мэр Перми Аркадий КАМЕНЕВ после «штурма» мэрии. Сейчас, наверно, и не узнает при встрече…) оценивает ситуацию более оптимистично. В смысле протестного потенциала, который в разы превышает давнее возмущение пенсионеров из-за отмены проездных. Рост оплаты за ЖКХ затрагивает все население, в Перми это сотни тысяч. Но достигнет ли протест критической массы? Хватит ли ему одной искры, чтобы взорваться?

Сейчас, спустя годы, Бобров признался, что пять лет назад написал призыв идти на митинг просто потому, что стало стыдно. В других городах народ бунтует, а в Перми тихо. Ну, он и написал. И вдруг пришли тысячи. Митинг вылился в трехдневное стояние на рельсах, «штурм» мэрии и так далее. По большому счету, тогдашние лидеры оппозиции и не знали, что делать с такой «волной». Поэтому все проездными и ограничилось.

На этот раз любителей политического серфинга вроде бы хватает (не будем делать им рекламу – придет время, объявятся), вот только «волна» как-то жидковата… Но российский народ, как и пермское народонаселение, непредсказуем: кто его знает, что там в глубине бродит. Сам Бобров честно признал, что? если все снова выплеснется на улицы, это будет настолько деструктивно, что ему не хотелось бы в этом участвовать. Другое дело «рулить» процессом за столом переговоров.

Да здравствует пермский «майдан»!

Наконец, третий наиболее упоминаемый герой тех событий, точнее, героиня, Анастасия МАЛЬЦЕВА, член исполкома «Революционной рабочей партии» и один из сопредседателей созданного как раз в 2005 году «Координационного совета протестных действий», считает, что ситуация в Перми после трагедии в «Хромой лошади» обманчиво тихая – на самом деле она на грани взрыва. Пара неосторожных шагов – и вот он, русский бунт, бессмысленный и беспощадный. Поэтому власти города ничего радикального и не предпринимают. Монетизация льгот в сфере ЖКХ тут совсем не главный фактор раздражения. Чтобы ее ощутить, надо сначала получить квиток, потом деньги, потом посчитать разницу. Куда важней медленное накопление общего недовольства – инфляцией, уменьшением реального дохода, безработицей. Оно никуда не исчезнет и копится по всей стране – от Калининграда до Владивостока. Но в Перми особенно сильно из-за известных событий.

А вот когда рванет и рванет ли вообще – никому не известно. Во всяком случае, как считает Мальцева, если бы в Перми произошел такой же случай, как в Тыве, где при проверке прав застрелили

17-летнего парня, пермские автовладельцы взбунтовались бы точно.

Насчет личного участия – на пермском «майдане», протестующем против отмены прямых выборов мэра в городе, Мальцева присутствовала бы обязательно. А впрочем – поживем, увидим.

Общий вывод «революционеров», от всех прочих жителей Пермского края отличающихся тем, что они социальное недовольство чувствуют кожей, сходится только в одном – по Перми явно кто-то бродит. Сейчас это самое взрывоопасное место в Пермском крае, а не взрывается оно только потому, что имеющиеся поводы затрагивают интересы отдельных социальных групп. Случись что-то общее – город не узнает сам себя.

И есть ощущение, что предводители возможной протестной «волны» тоже пока никому не известны.

КОММЕНТАРИИ

Новости НеСекретно
Рассылка